За терактом в "Домодедово" стоит не Умаров, а правящий режим Грузии — Торшин

Нет комментариев

Первый заместитель председателя Совета Федерации, член Национального антитеррористического комитета РФ Александр Торшин. Иллюстрация: torshin.ru Доку Умаров , взявший на себя ответственность

Первый заместитель председателя Совета Федерации, член Национального антитеррористического комитета РФ… Первый заместитель председателя Совета Федерации, член Национального антитеррористического комитета РФ Александр Торшин. Иллюстрация: torshin.ru

Доку Умаров , взявший на себя ответственность за теракт в «Домодедово», не стоит за этим преступлением. Об этом в интервью » Российской газете «, опубликованном 1 марта, заявил первый заместитель председателя Совета Федерации, член Национального антитеррористического комитета Александр Торшин .

«Есть понимание откуда растут ноги и понимание изменившейся структуры терроризма. Я вообще не понимаю, из какой щели вдруг после длительного молчания выбрался Умаров. Но даже, если он имел какое-то отношение к этому теракту, то только в том плане, что через него прошли деньги заказчиков. Его роль пособника-посредника, но не более, да и то сомнительно. Организован же теракт был, уверен, из-за рубежа», — заявил Торшин.

В организации теракта в «Домодедово» сенатор обвинил Грузию «и ее правящий режим». » Саакашвили не скрывает свою злобу к нам. Он давно сделал антироссийские настроения конкурентным товаром, который и продает. Там больше и брать-то нечего. Грузинское вино на иностранных рынках покупается слабо, своего вина хоть залейся, а русофобия пользуется спросом. И Умаров для организации терактов режиму Саакашвили не был нужен, поскольку есть осетинский предатель Санакоев ( Дмитрий Санакоев — экс-глава «временной администрации Южной Осетии», назначенный на эту должность грузинскими властями — ИА REGNUM ) и его агентура. Что же касается заказчиков, то я вообще не помню, чтобы по каким-то терактам расследование выходило на заказчика. В лучшем случае находили или называли организаторов», — сказал Торшин.

Он выразил также мнение, что террорист в «Домодедово», а также террорист, взорвавший в прошлом году рынок во Владикавказе, не были самоубийцами. «Я уверен, что их взорвали дистанционно», — заявил сенатор.

Он полагает, что организация индивидуальной маркировки взрывчатки и контроль за оборотом вооружения — мероприятия дорогостоящие, но необходимые. «Маркировать можно взрывчатку только на стадии ее производства. А за прошлые десятилетия боеприпасов выпущено столько, что террористам хватит немаркированных запасов еще лет на двадцать. Маркируя взрывчатые вещества мы сузим для террористов коридор поставок смертоносного груза, но не затрудним и не ликвидируем доступ преступников к оружию. Закончатся местные советские боезапасы, их будут доставлять из ближнего, а то и дальнего зарубежья. Теракты станут дороже, но заказчикам это будет все равно по карману», — отметил сенатор.

«Терроризм меняется. Разговоры об организованных бандгруппах, объединенных какой-то идеей, с четкой структурой и единой иерархической верхушкой — это подход двадцатог
13ed
о века. В двадцать первом веке террор все больше становится сетевым бизнесом. Посмотрите, за последние годы мы уничтожили все более или менее значимые банды. Бандподполье обезглавлено, не осталось ни одного какого-либо одиозного имени, которое было бы у всех на слуху. Но остался спрос на террор, а потому стали образовываться мелкие диверсионные группы, которые начали цинично зарабатывать на этом деньги. Их численность — два-три-четыре человека, в основном из числа безработных и очень молодых людей. Даже их главари зачастую малообразованы, поэтому идеологией там не пахнет, ей неоткуда взяться. Это показывают все последние теракты. Ни одного требования террористами не выдвигалось ни до их совершения, ни после. Обратите на это внимание. Это важно», — сказал Торшин.